Взаимосвязанные статьи

Краткие новости

Туркестан


Британские происки в Средней Азии
Библиотека - Политика России в Средней Азии (1857-1868)
Автор Administrator   
24.04.2008 г.
Оглавление
Британские происки в Средней Азии
Страница 2
Страница 3

Глава III.

Среднеазиатская политика царизма в 1859–1862 гг.

Британские происки в Средней Азии


Британские правящие круги уже в начале XIX в. стремились закрепиться на побережье Каспийского моря. Командующий русскими войсками в Грузии Тормасов в 1810 г. сообщал в Петербург, что английский посланник в Тегеране требовал у шаха Ирана разрешения на проезд в Энзели, Астрабад и другие пункты южного побережья Каспийского моря, чтобы выбрать место для строительства военных судов{309}. Это требование было отклонено. В 30-х годах XIX в. английское правительство возобновило свои притязания на открытие консульств в прикаспийских портах Ирана, о чем Николай I с тревогой информировал А. О. Дюгамеля, назначенного русским послом в Тегеран. «...У англичан нет никаких торговых интересов на Каспийском море, — говорил Николай I, — и заведение их консульств в этой стране не имело бы иной цели, кроме заведения интриг»{310}. В конце 50-х годов британские правящие круги снова стали проявлять стремление к укреплению своих позиций на берегах Каспийского моря. Эти тенденции ярко иллюстрирует важное донесение Маккензи, британского консула в Реште и Энзели, статс-секретарю по иностранным делам. Ссылаясь на создание русского акционерного общества «Кавказ», он настаивал на немедленных превентивных действиях в Средней Азии. Маккензи призывал «любой ценой» взять под английский контроль «Решт-Энзелийский порт». Занятие этого порта позволило бы Британской империи утвердиться на всем Каспийском [115] море. «Обладая этим орудием, мы легко овладели бы торговлей всей Средней Азии», — писал Маккензи.


Британский консул указывал на особую важность открытия торгово-политического агентства в Астрахани: «Присутствие британского ока в Астрахани будет необходимым условием перевеса торгового баланса в нашу пользу» и «существенным шагом нашей торговли и политики на Востоке»{311}.

Детально разработанный план «приобретения у Персии Решт-Энзелийского порта» Маккензи направил в Морское министерство Англии. Донесение Маккензи, опубликованное летом 1859 г. газетой «Тайме», вызвало серьезное беспокойство царского правительства. Но если с бассейном Каспийского моря были связаны пока лишь «замыслы» (хотя и очень серьезные и симптоматичные), то в Средней Азии английские агрессивные планы постепенно все более и более активно проводились в жизнь.

В сентябре 1859 г. царским властям в Оренбурге стало известно, что Дост Мухаммад, опираясь на поддержку англичан, выступил против Кундузского и Мейменниокого ханств. После первой неудачной попытки овладеть Меймене афганский эмир отвел войска к Кабулу и приступил к новым военным приготовлениям. В то же время из Афганистана в Бухару были отправлены послы для переговоров об установлении между обоими государствами мирных отношений, нарушенных военным походом Дост Мухаммада.

Однако это «мирное посольство» потребовало от бухарского правительства передачи Афганистану города Карши. По полученным в Оренбурге сведениям, активную роль в посольстве играли англичане, настаивавшие на уступке Афганистану также важных пограничных городов Каракуль и Чарджуй, обещая за это содействовать «примирению» Афганистана с Бухарой. «Эмир такими требованиями поставлен в самое затруднительное положение, не знает, что ответить послам, — писал в Петербург Катенин. — ...Можно предполагать, что англичане решились образовать в Средней Азии сильное ханство»{312}.

Укрепленные города Чарджуй и Каракуль, которые привлекли внимание британских представителей, прикрывали западные подступы к Бухарскому ханству. Особенно важное значение имел Чарджуй, расположенный несколько в стороне от основных крепостей ханства, на левом берегу Аму-Дарьи. Английские правящие круги еще со времени посещения Бухары А. Бернсом строили планы использования Аму-Дарьи [116] для торгового и военно-политического проникновения в Среднюю Азию. Чарджуй можно было легко превратить в военную базу. Британские власти надеялись на успех, ибо в ряде районов Южного Туркестана афганские отряды вышли к побережью Аму-Дарьи. Британские колонизаторы рассчитывали наладить на этой реке судоходство.

Опираясь на Чарджуй и Каракуль, Англия могла бы не только подчинить Бухарское ханство, но и активно вмешиваться в дела Хивы и туркменских племен, т. е. добиться господствующего положения на значительной территории Средней Азии.

Несмотря на угрозы и посулы, правительство Бухары отклонило притязания посольства. Послы вернулись ни с чем.

 
« Пред.   След. »
Вернуться