Взаимосвязанные статьи

Краткие новости

Туркестан
Главная arrow Библиотека arrow Битва с пустыней arrow Исторический перелом (5)


Исторический перелом (5)
Библиотека - Битва с пустыней
Автор Administrator   
22.04.2008 г.
Оглавление
Исторический перелом (5)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Исторический перелом (5)


Генерал Терентьев писал по этому поводу: «Джизак со своими двойными стенами, казался таким грозным, что перед штурмом его приходилось поразмыслить: неудача могла бы совершенно погубить отряд, отрезанный от своих подкреплений безводной степью... Отступить без боя и без результатов казалось бесславным... Понятны чувства, боровшиеся в душе Черняева. Многие на его месте не задумались бы лучше рискнуть, чем утратить обаяние славы. Не таков был Черняев: он предпочел пожертвовать своим именем». Правительство, впрочем, жертвы не оценило. Не наказанный после неудачного штурма Ташкента Черняев за отступление из-под Джизака был в марте 1866 г. отправлен в отставку. Командование туркестанскими войсками принял генерал-майор Дмитрий Ильич Романовский, офицер Генерального штаба и редактор газеты «Русский инвалид». Последнее обстоятельство особенно оскорбило Черняева, который в кулуарах называл Романовского «заурядным редактором плохой газетки».


 

Через месяц после смены командиров, в начале мая 1866 г. легкие стычки между русскими и бухарскими войсками переросли в большую войну. Дело развивалось следующим образом: весной на урочище Ирджар, на правом берегу Сыр-Дарьи стало сосредотачиваться большое бухарское войско, численность которого достигала 40 тыс. чел. 6 мая к войску прибыл сам эмир Музаффар, и бухарцы начали переправу через Сыр-Дарью. 7 мая навстречу им из недостроенного Чиназского укрепления по левому берегу выступил отряд во главе с самим Романовским, состоявший из 14 рот пехоты, 5 сотен казаков, 20 орудий и 8 ракетных станков. Кроме того, по реке двигался пароход «Перовский», а по правому берегу — меньший отряд солдат из Келеучинского укрепления. Утром 8 мая авангард чиназского отряда столкнулся с передовыми частями бухарской конницы. Отразив несколько атак русские начали решительное наступление. [375] Прямо по дороге на Ирджар двигался отряд под командованием капитана Абрамова из 6 рот пехоты при 8 орудиях. Правее — колонна подполковника Пистелькроса из 5 сотен казаков с ракетными станками и 6 орудиями. Сзади — общий резерв (4 роты и 4 орудия), а за резервом обоз под прикрытием 4 рот и 2 орудий. Около 17 часов колонны вступили в соприкосновение с основными силами противника. Бухарская кавалерия атаковала русских с фронта и с флангов, но была отбита артиллерийским и ружейным огнем. Поддержанная резервами колонна Абрамова преодолела полевые укрепления бухарцев и ворвалась на их батареи. Одновременно казаки Пистелькроса отбросили конницу противника, вышли ему во фланг. Попавшие под огонь артиллерии и с фланга (из пушек Пистелькроса), и с фронта (из пушек Абрамова), бухарцы обратились в бегство. На поле боя осталось более тысячи воинов эмира, а в русском отряде погиб всего один солдат. Те бухарцы, которые пытались уйти на правый берег Сыр-Дарьи, попали под удар келеучинского отряда. Одержав победу в Ирджарском сражении, Романовский вместо преследования противника, отступавшего к Самарканду, направился к Ходженту. Город этот, собственно, принадлежал не эмиру, а кокандскому хану, но русское командование в подобные тонкости не вдавалось. 14 мая солдаты без боя заняли маленькую крепость Hay, a 17 мая подошли под стены Ходжента. В течение семи дней Романовский обстреливал город из артиллерии и вел к нему траншеи. В два часа дня 24 мая две колонны пехоты пошли на штурм. Первая из них под началом капитана Михайловского смогла с помощью штурмовых лестниц подняться на стены в северной части крепости. Вторая — капитана Баранова — преодолела восточную стену и открыла ворота подоспевшему резерву. Кроме того, была предпринята атака на северную стену силами десанта с баркаса, пришедшего по Сыр-Дарье. Соединившись внутри крепости, [376] русские захватили цитадель и сбросили со стен, вражеские орудия. К семи часам вечера город сдался. При штурме было убито более 2500 кокандских воинов и всего лишь 5 русских солдат. Узнав о взятии Ходжента, Крыжановский писал Романовскому: «Вследствие сего не должно быть заключено с Кокандом никакого формального мирного договора, могущего связать наши дальнейшие действия, но было бы полезно продлить с ним переговоры до того времени, пока силы наши дозволят окончательное завоевание этой области».

Романовский предъявил также целый ряд претензий к бухарскому эмиру. Бухаре следовало признать все территориальные захваты России в Средней Азии и дать гарантии безопасности русским купцам. Предусматривалась также выплата контрибуции. Крыжановский одобрил эти предложения и рекомендовал Романовскому, как вести себя в отношении кокандского хана. По мнению оренбургского генерал-губернатора следовало: «Принять тон высокомерный, третировать Худояр-хана, как человека, который по положению своему должен быть вассалом России. Если обидится и будет действовать против нас, тем лучше, это даст предлог покончить с ним».


 
« Пред.   След. »
Вернуться