Взаимосвязанные статьи

Краткие новости

Туркестан
Главная arrow Библиотека arrow Битва с пустыней arrow Россия - двуликий Янус (8)


Россия - двуликий Янус (8)
Библиотека - Битва с пустыней
Автор Administrator   
21.04.2008 г.
Оглавление
Россия - двуликий Янус (8)
Страница 2
Россия - двуликий Янус (8)


В феврале 1833 года в водах Босфора появилась русская эскадра, затем к ней присоединились еще две. Они высадили на берег, без малого, 14 тысяч солдат и офицеров. Этот демарш невероятно перепугал английских и британских дипломатов. Но на возмущенный вопрос «Как султан додумался попросить помощи у русских?», один из членов Дивана повторил слова, сказанные Махмудом: [291] «Когда человек тонет и видит перед собой змею, то он даже за нее ухватится лишь бы не утонуть». Понимая, что Россия вполне может стать единоличной «спасительницей» Турции, Парижский и Лондонский кабинеты тоже начали давление на Мехмеда-Али, который счел за благо отступить.


 

Тем не менее, в июле 1833 г. Россия и Турция подписали в местечке Ункяр-Искелесси оборонительное соглашение. Страны обязывались помогать друг другу в случае войны с третьей державой, как флотом, так и армиями. Они обязывались также помогать друг другу в случае внутренних волнений. Турция обещала также открыть для русских военных судов Дарданеллы. Ункяр-Искелессийский договор стал большим успехом в укреплении русских позиций в Черноморских проливах, но он же стал одной из важнейших причин обострения англо-русских противоречий.

Руководивший внешней политикой Британии лорд Пальмерстон считал, что влияние России на Турцию стало чрезмерным. Поэтому он выработал план уничтожения Ункяр-Искелессийского договора путем его поглощения, другим более широким соглашением. В июле 1841 года Пальмерстон смог организовать подписание конвенции между Турцией и пятью европейскими державами: Россией, Англией, Францией, Австрией и Пруссией. Эти документом было установлено, что, пока Турция не ведет войны, проливы будут закрыты для военных кораблей всех держав, а во время войны Турция может открывать проливы по своему усмотрению. Николай I не воспринял Лондонскую конвенцию, как серьезную неудачу, полагая, что Россия всегда сможет договориться и с Англией, и с Турцией.

Султан Махмуд II после египетских событий удесятерил свои усилия по созданию сильной армии. Позиция Англии и Франции горько его разочаровала, а активность России, несмотря на все заверения в дружбе пугала. [292] Поэтому «повелитель правоверных» обратился за помощью к Пруссии. В 1836 году в Турцию прибыл в качестве военного советника молодой офицер Гельмут-Карл фон Мольтке (в будущем один из создателей армии Германской империи), который весьма энергично принялся за развитие турецких вооруженных сил и, особенно, военного министерства. Заключения Лондонской конвенции Махмуду видеть не довелось: он скончался в 1839 году. Так что с турецкой стороны этот документ ратифицировал новый султан, Абдул-Меджид.

В 1844 г. Николай I совершил визит в Англию, во время которого без обиняков заявил лорду Эбердину, сменившему Пальмерстона на посту статс-секретаря по иностранным делам: «Турция должна умереть, и она умрет. Это будет моментом критическим. Я предвижу, что мне придется заставить маршировать мои армии. Тогда и Австрия должна будет это сделать. Я никого при этом не боюсь, кроме Франции. Чего она хочет? Боюсь, что многого и в Африке, и на Средиземном море и на самом Востоке». Пугая Эбердина возможностью французских притязаний в Египте и Сирии, то есть именно там, где у англичан были с французами острые противоречия, Николай продолжал: «Не должна ли в подобных случаях Англия быть на месте действия со всеми своими силами? Итак, русская армия, австрийская армия, большой английский флот в тех странах! Так много бочек с порохом поблизости от огня! Кто убережет, чтобы искры его не зажгли?».


Последнее обновление ( 21.04.2008 г. )
 
« Пред.   След. »
Вернуться