Краткие новости

Туркестан
Главная arrow статьи arrow Статьи arrow ОСОБЕННОСТИ РУССКОЙ КОЛОНИЗАЦИИ В СРЕДНЕЙ АЗИИ


ОСОБЕННОСТИ РУССКОЙ КОЛОНИЗАЦИИ В СРЕДНЕЙ АЗИИ
История Туркестана - Статьи
Автор Светлана Лурье   
15.04.2008 г.
Оглавление
ОСОБЕННОСТИ РУССКОЙ КОЛОНИЗАЦИИ В СРЕДНЕЙ АЗИИ
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6

ОСОБЕННОСТИ РУССКОЙ КОЛОНИЗАЦИИ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

Светлана Лурье
кандидат исторических наук. Санкт-Петербург
Из Проекта Всеподданнейшего отчета Генерал-Адъютанта К.П. фон-Кауфмана по гражданскому управлению и устройству в областях Туркестанского Генерал-губернаторства. 7 ноября 1867 - 25 марта 1881.
(Санкт-Петербург: издание военно-учебного комитета Главного штаба, 1885):
" ... с занятием в первые годы лучших из местностей, назначенных под заселение, колонизационное движение в край русских переселенцев не только не уменьшилось в позднейшие годы, но наоборот, даже возросло в своей силе, особенно в 1878 и 79 годы".


Напор колонизационного движения в Среднюю Азию кажется поистине удивительным. К 1914 году 40% населения Киргизской степи и 6% населения Туркестана [очень густо заселенного] составляли русские, в большинстве своем земледельцы. С 1896 по 1916 годы более миллиона крестьян, пришедших из России, осели в районе Акмолинска и Семипалатинска.


Как писал Р. Пайпс, "скорость, с которой русские крестьяне и другие колонисты заселяли районы, присоединенные с помощью силы, заставляла стираться грань, отделявшую колонии от метрополии". Однако в случае Средней Азии это неверно. Активная колонизация Средней Азии в конце XIX - начале ХХ веков не вела к ее интеграции в общеимперское здание. Здесь мы имеем налицо колонию, во многом напоминающую колонии западноевропейских стран, что для России было совершенно не типично. В Российской империи каждая зависимая территория подвергалась как бы "интериоризации" и не только путем того, что на ней по мере возможности устанавливались общероссийские порядки, но и благодаря тому, что устанавливались более-менее прочные отношения между местным населением и русскими крестьянами-колонистами, что в большинстве случаев вело к постепенной, обычно очень медленной, ассимиляции местного населения, прежде всего ассимиляции религиозной.

Относительно Средней Азии нельзя было сказать, что ассимиляция здесь не удалась - к ней почти и не приступали. Это относится к правительственным мероприятиям, среди которых только создание так называемых русско-туземных школ можно рассматривать как робкую и неудачную попытку провести ассимиляторский принцип в "туземной", как тогда говорили, политике. Как пишет русский путешественник Евгений Марков в начале XX века, "особенно странно, что в этих новых "забранных местах" нет русского монаха, русского священника". Мало того - в Туркестане были зафиксированы случаи, когда "некоторые русские люди принимали Ислам". Но еще более значимо то, что у крестьян-колонистов как бы вовсе потерялся ассимиляторский инстинкт, который, как многие считали, был непосредственно связан с натурой русских. Русские крестьяне, обычно охотно шедшие на сближение с любым инородческим населением, необременненые расовыми комплексами (чему свидетельством бесчетное число смешанных браков по всей империи), в Средней Азии словно бы избегали любых контактов с местным населением, игнорировали его.

Это сочетание интенсивности русской колонизации региона, превышавшей, как мы могли убедиться из доклада туркестанского генерал-губернатора, расчеты правительства, и не типичность поведения русских крестьян на заселяемых ими территориях требует особого объяснения.


Последнее обновление ( 21.04.2008 г. )
 
« Пред.   След. »
Вернуться